Коррупцию нельзя победить — её можно упорядочить | Vedex

EUR 00.00

USD 00.00

Поддержка 24/7

+7 (499)753-99-09

Коррупцию нельзя победить — её можно упорядочить

128 просмотров Размещено 14.01.2020

Глава ФТС Владимир Булавин отчитался перед журналистами о скором завершении проекта по созданию в России единой сети электронных таможен (ЭТ) и центров электронного декларирования (ЦЭД). «Мы разделили таможенное оформление и фактический контроль, разорвали личный контакт между нашим выпускающим инспектором и декларантом», — сказал он.

Булавин не преувеличивает: связь выпускающего инспектора и декларанта действительно нарушилась. Но при этом замалчивается, что если раньше каждый инспектор мог наладить индивидуальный контакт с участником ВЭД, порой в обход непосредственного руководства, то теперь эти взаимоотношения координируются на более высоком уровне.

Возможно, порядка от этого стало больше, но масштабы коррупции уменьшились едва ли.

В чём логика?

Создание ЭТ и ЦЭД мало что поменяет в давно обкатанной таможенными органами технологии «удалённого выпуска» — с той лишь разницей, что теперь основные объёмы декларирования сконцентрируют в 16-ти местах. Логику ФТС понять трудно: почему мест 16, а, например, не 9 — по числу федеральных округов? Или не 12, если добавить к ним города федерального значения?

На начальном этапе реформы ощущалась некоторая нервозность со стороны бизнеса, который не представлял, как в этих условиях выстраивать отношения с таможней: если раньше на постах при каждом СВХ были «свои» инспекторы, то теперь, очевидно, нужны новые механизмы взаимодействия. Вскоре выяснилось, что беспокойство напрасно: участникам ВЭД достаточно обеспечить своё представительство в ЭТ и ЦЭД и наладить приоритетную обработку собственных деклараций на товары (ДТ), чтобы всё встало на свои места. Ведь какая разница, где будет нажимать на кнопки инспектор, правда?

Проблема, однако

В светлые и просторные помещения ЭТ и ЦЭД согнали специалистов из разных уголков страны, «слили» туда и основные объёмы декларирования. Но оказалось, что не все захотели сниматься с насиженных мест: для кого-то это было неудобно, кто-то просто устал от постоянных экспериментов и решил уволиться. Образовался большой (до 50% и более) некомплект кадров, но таможенные органы, словно не предвидя такого поворота событий, лихорадочно бросились набирать персонал буквально с улицы, ведь выпускников таможенной академии завлечь в таможню будущего почему-то не вышло.

Трудно представить, как человек, со всех сторон, словно дикий зверь флажками, обложенный решениями, приказами и инструкциями, без специального образования, опыта и имеющий смутное представление о таможенном деле, работает с мудрёными программами. Но разговор не об этом и даже не о том, что таможенники, осуществляющие фактический контроль, никуда не исчезли и по-прежнему привязаны к тем же СВХ, количество которых не спешит уменьшаться.

Более насущной проблемой стала задача перераспределения (администрирования, диспетчеризации) декларационного массива между конкретными инспекторами, ведь у каждой ДТ есть свой «хозяин», заинтересованный в том, чтобы его товар выпускался не дольше других, а риски были минимальны. Задачу эту в различных таможенных органах решали по-разному, но суть одна: в ЭТ и ЦЭД на руководящие должности из числа наиболее опытных назначили «смотрящих», которые мониторят весь входящий поток, идентифицируют по определённым признакам зарегистрированные ДТ, «вручную» выхватывают интересные им и направляют в работу тем должностным лицам, которые допущены к их проверке и выпуску. Остальной личный состав на вспомогательных ролях — регистрирует ДТ, оформляет экспорт или «белые и пушистые» компании, по каким-то причинам не попавшие в автовыпуск.

Вопросы на засыпку

Для управления декларационным массивом нелегально используют нештатные программы, разработанные — в зависимости от характера поставки, требуемого уровня квалификации, которым обладают не все госслужащие, — либо таможенниками самодеятельно, либо с привлечением заинтересованного бизнеса. В большинстве же случаев за этим стоит обоюдная заинтересованность участника ВЭД и таможенника. Похоже, как ни разводи эти полюса, как ни дестабилизируй систему, баланс интересов найдётся, а система сама себя отрегулирует.

Конечно, в каждом регионе своя специфика — есть экспортоориентированные, внутренние, пограничные, таможенные органы, есть особенности, связанные с видами транспорта, масштабами внешней торговли и т.д., но концептуально нигде и ничего революционного в действующей конструкции таможенного контроля, как это пытаются преподнести в ФТС, не произошло. Для отвода глаз ДТ одних и тех же участников ВЭД могут «раскидывать» по нескольким инспекторам, либо ДТ одного лица подавать от разных декларантов.

При желании можно установить, кто и какие ДТ выпускает, задать вопросы, почему наиболее «вкусные» или «близкие» достаются одному и тому же узкому кругу лиц; для чего существует специализация на выпуск экспортных и импортных ДТ; почему прослеживаются устойчивые связи отдельных групп выпускающих с определёнными постами; где на СВХ фактически находятся декларируемые товары; почему один инспектор, мягко говоря, недорабатывает, а у другого в работе по полсотни ДТ за смену. Но, похоже, в ФТС желающих задавать эти вопросы нет.

Источник Провэд-медиа